меню
Фармацевтический форум-выставка
Бизнес-формат
3-5 февраля 2021, Москва, Event Hall Даниловский

30.01.2012

Почем таблетка для народа?

В России одно и то же лекарство, купленное в одном и том же городе или селе, но разных производителей, зачастую отличается по цене. Корреспонденты «РГ» приценились к медикаментам за границей.

ГЕРМАНИЯ

Здоровый совет

За лояльность к определенному препарату немецкие врачи получают легальное вознаграждение

Анна Розэ, Берлин

Почти все лекарства, особенно от хронических заболеваний, продаются в Германии по рецепту. Это ограничивает случаи самолечения и помогает регулировать рынок.

Как рассказала «РГ» представитель Немецкого союза аптекарей Урсула Зеллерберг, конечная цена на препараты по закону должна быть одинаковой для всех аптек, независимо от федеральной земли, области и края. Таким образом, осуществляется право пациентов на равный доступ к медикаментам.

Какой будет цена на определенное лекарственное средство, зависит от участников рынка — фармаконцернов, оптовиков, врачей, прописывающих медикаменты, страховых компаний, стремящихся держать цены на низком уровне, и аптекарей, которые хотят получить как можно больше прибыли с продажи медикаментов.

На немецком рынке существуют две группы медикаментов — инновативные и дженерики. Инновативные могут продержаться на рынке самое большее десять лет. В этот период цены на них могут быть любыми. Когда же по лицензии их производство осваивают ряд предприятий, эти препараты считаются уже дженерикой. Они ничем не отличаются по своим активным субстанциям, только стоят дешевле.

На дженерики установлены максимальный и минимальный размеры оплаты — соответственно восемь и пять евро за упаковку. Лекарства для детей 12 лет полностью освобождаются от дополнительной платы. Разницу между закупочной ценой и полученными от пациента деньгами аптекарю возмещают страховые компании. За препараты, не прописанные врачом, например, противозачаточные таблетки, аптеки берут полную рыночную цену.

Кстати

Врачи не всегда принимают решение в пользу одной активной субстанции, а прописывают определенные медикаменты, которые им советуют представители фармаконцернов. За лояльность к определенному препарату врачи получают легальные вознаграждения, например, новые приборы для своих практик. Застрахованные в частных компаниях пациенты, а их всего около 10 процентов по всей Германии, должны сначала оплатить полную стоимость медикамента из своего кармана. Затем по рассмотрению каждого индивидуального случая страховая касса принимает решение о размере компенсации.

Франция

Конкуренты не дремлют

Производители лекарств внимательно следят друг за другом

Вячеслав Прокофьев

Львиная доля лекарств, свыше 80 процентов, включены во Франции в особый список и снабжены «виньетками». На них четко обозначены длиннющий в два десятка цифр номер, штрих-код, а также цена. Она определена государственным агентством по лекарственным препаратам и одинакова по всей стране. Эти медикаменты отпускаются по врачебному рецепту.

Те, что считаются жизненно необходимыми, благодаря местной системе социального страхования, не стоят французам ни цента. За другие приходится платить в зависимости от препарата ту или иную часть его стоимости.

Что касается прочих медикаментов, скажем так, «внесписочных», то есть тех, что отпускаются без рецепта, здесь — ситуация иная. Разброс цен, причем на одни и те же препараты, может быть значительным. Совсем недавно ассоциация потребителей «Сельские семьи» опубликовала результаты исследования, проведенного в 37 департаментах страны. Ценовые «ножницы» в ряде случаев составляют один к двум и более. Так упаковка желудочных таблеток «Маалокс» (40 штук) в зависимости от места приобретения может обойтись французу от 2,66 евро до 6,20, тюбик крема «Активир» (5%, 2 грамма) от 3,40 евро до 9,20, противовоспалительный и анальгезирующий «Нурофен» — от 1,68 евро до 4,40.

Правда, надо сделать одно уточнение: рейд люди из ассоциации провели как по аптекам сельским, так и городским. Самые высокие цены они обнаружили в глубинке, а вот в городах такого уж большого разброса не было. Это и понятно. Ведь, скажем, в Париже аптек великое множество. К примеру, на отрезке в метров 300 по улице Сан-Шарль, что в 15-м столичном округе, я насчитал пять заведений, обозначенных зеленым аптечным крестом.

Такая же картина практически по всему городу. А это значит, что фармацевты, как истинные торговцы, внимательно следят за своими соседями и рискуют оказаться без клиентуры, если вдруг решат «задрать» цены на аспирин или средство от насморка. В глубинке картина иная: там аптек гораздо меньше, конкуренция невелика, а поэтому и ценообразование некоторые начинают рассматривать через призму наживы.

между тем

Производители «внесписочных» лекарств массового потребления постоянно следят за тем, чтобы соблюдался «ценовой коридор» на схожие препараты. Например, компания «Урго» производит сироп от кашля. Флакон в 150 мл в ближайшей от меня аптеке стоит 4,74 евро. Схожий выпускает другая лаборатория — «Пьер Фабр медикамент». Точно такой же объем микстуры обойдется в 4,66 евро. Попробуй фармацевт или аптекарь поднять цену этого препарата хотя бы в два раза, и его покупать никто не будет.

США

Подсели на дженерики

Александр Гасюк

Американская фармацевтическая индустрия является одной из самых прибыльных в США. Она тесно завязана на систему платного медицинского страхования в стране.

На этом фоне неудивительно, что лекарства в США стоят гораздо дороже, чем в других, в том числе и соседних странах — Канаде и Мексике. Кроме того, получить в аптеке большинство лекарств, даже обыкновенных болеутоляющих и, естественно, антибиотиков без рецепта от врача невозможно.

Как правило, лекарственные препараты в аптеках продаются не в заводской упаковке, а индивидуально расфасовываются провизорами по маленьким тюбикам и бутылочкам. При этом в качестве этикетки выступает наклейка, на которой значатся название препарата, реквизиты врача, выписавшего рецепт на лекарство, указания по его приему и адрес аптеки.

Примечательно, что цены на медицинские препараты, к возмущению американцев, стремительно растут уже несколько лет подряд, несмотря на все старания сдержать их стоимость со стороны правительственного Управления по лекарствам и продуктам.

Так, по данным независимой организации Families USA, стоимость антигистаминного препарата Claritin за последние пять лет выросла на 50 процентов. Популярное в США снижающее уровень холестерола в крови лекарство Lipitor только за последний год прибавило в цене 11 процентов и если раньше дневная доза обходилась в 3,17 доллара, то теперь стоит почти четыре доллара.

Стоимость препарата против сворачивания крови Plavix подскочила за год на 13 процентов, и месячный прием лекарства обойдется теперь в 195 долларов. А цена лекарства против лейкемии Gleevec выросла на все 20 процентов, и менее чем месячный прием обойдется в 4800 долларов.

Справедливости ради надо отметить, что большинство медицинских страховок покрывает до 70 процентов затрат пациентов на лекарства по рецептам. Однако и здесь есть маленькая хитрость: чтобы страховщики не разорялись на дорогостоящие брендовые лекарства, клиентов повсеместно экономически вынуждают покупать более дешевые дженерики — обязательная выплата из собственного кармана или так называемое сострахование на дженерики находится в пределах 10–15 долларов, тогда как на оригинальные препараты придется выложить до 100 долларов, даже несмотря на наличие страхового полиса.

Почему же цены на лекарства в США растут как на дрожжах? Ответ на этот вопрос представители фармацевтического бизнеса, в том числе его главные гиганты — Johnson & Johnson и Pfizer, — дают один и тот же: исследования, разработка и испытания одного нового биотехнологического препарата в Америке стоят очень дорого. По самым скромным подсчетам, вывод на рынок нового лекарства обходится не меньше 800 миллионов долларов, и лишь один из десяти фармпродуктов окупает затраты на свое производство и раскрутку. Впрочем, независимые наблюдатели не без основания утверждают, что в недавний кризис именно бюджеты на исследования и инновации в области лекарственных препаратов первыми пошли под нож.

В то же время известно, что только на лоббистов, активно агитирующих законодательную власть США в пользу производителей лекарств, капитаны американской фарминдустрии тратят не менее миллиарда долларов в год.

КИТАЙ

Травка от любой болезни

Население КНР не спешит отказываться от народной медицины

Евгений Соловьев

Оказавшись впервые в Китае в 2002 году, я с удивлением обнаружил: в местных аптеках очень скудный ассортимент. Нет, конечно, полки не были пусты, они ломились от различных трав, бинтов, мазей, но вот самые элементарные вещи типа аспирина, антибиотиков найти было непросто.

Как узнал позднее, тогда еще существовала система монопольного распространения большинства видов медикаментов через больницы. Сейчас ситуация радикально поменялась, хотя многие ограничения на приобретение лекарств по-прежнему остались. Например, опять же без рецепта нельзя купить антибиотики, но зато, имея на руках предписание от врача, можно приобрести их в любой аптеке, а необязательно в больнице, как это было раньше.

В целом же если говорить о механизме ценообразования на лекарственные препараты, то соответствующие государственные органы устанавливают его минимальную стоимость, а также определяют, на сколько процентов цена на то или иное лекарство может вырасти в розничной продаже. Обычно это 25–30 процентов.

Правда, речь идет лишь о медикаментах, произведенных на территории страны, в том числе и на совместных предприятиях. А что касается импортных, то там совершенно другой расчет. Но полностью зарубежные лекарства используются крайне редко, только лишь при лечении тяжелых заболеваний, например диабета. И цены на такие лекарства, как правило, очень высоки.

В простых же случаях китайцы доверяют своим лекарствам, которые в большинстве своем изготовлены из трав. И, как правило, цены у разных производителей отличаются не более чем на 5–10 процентов.

ЮЖНАЯ КОРЕЯ

Корешок на вес золота

Цены на женьшень могут отличаться в десятки раз

Артем Санжиев

В Стране утренней свежести нет недостатка ни в аптеках, ни в лекарствах. Местные власти заботятся о здоровье своих граждан, поэтому уделяют большое внимание контролю за фармацевтическим бизнесом.

Министерство здравоохранения ведет постоянный мониторинг цен на лекарства и проверяет их качество.

«Главное — место выбрать удобное, чтобы людей много мимо проходило. Тогда и прибыль будет», — рассказал «РГ» пожилой владелец одной из небольших аптек. Вопрос же о «лекарствах-дублерах» поставил моего собеседника в тупик. По его словам, аналоги лекарств, конечно, есть, но, как правило, лекарство-заменитель всегда импортного происхождения. Соответственно и цена его выше.

А цены на местные лекарства, схожие по показаниям, сильно не расходятся. «В противном случае ведь никто не купит. Корейцы — люди прагматичные, и переплачивать не станут, если в этом нет необходимости», — подчеркнул собеседник.

— Цены практически во всех аптеках одинаковы. С рецептом они могут обратиться в любую. Как правило, выбирают ту, что ближе к дому, — поделилась своими впечатлениями пациентка одной из больниц.

Но есть и другая сторона аптечного бизнеса. Традиционная корейская медицина, которая до сих пор очень популярна, предусматривает использование в качестве лекарств различные растения, корешки. И цены на них могут отличаться в десятки раз. Например, стоимость корня женьшеня складывается из множества факторов: его возраста, размера. Соответственно и на натуральных препаратах из него также висят различные ценники.

Источник: www.rg.ru

Вернуться к списку новостей